Азартные игры

Стэн Томчин

Стэн Томчин утверждает, что он «самый сильный профессиональный игрок в мире», и вполне вероятно, что так оно и есть. Он был профессионалом в шахматах, знатоком бриджа, и, возможно, лучшим в мире игроком в нарды. Затем он переключился на блэкджек, игру на скачках, и, наконец, игру на спортивном тотализаторе.

Детство Стэна прошло на Лонг-Айленде, в Нью-Йорке, там он и начал играть в возрасте восьми лет, и вскоре организовал игру в покер в подвале родительского дома.

Азартные игры

«Когда мне было восемь-девять лет, я разгуливал с пятьюстами долларами в кармане», — рассказывает он. После того, как в 13 лет он стал мастером по шахматам, но оставил их ради игры в бридж, после того как понял, что на шахматах денег не заработаешь. Стэн выиграл национальные соревнования по бриджу и представил США на Олимпиаде по бриджу.

Впервые он открыл для себя игру в нарды в бридж-клубе в Нью-Йорке, и в течение нескольких лет стал считаться лучшим игроком в мире. Благодаря нардам, он много путешествовал, играл в Нью-Йорке, Лондоне, на Карибских островах и в резиденции Плейбоя в Беверли Хиллс. По мере того, как росла его репутация, увеличивалось и его состояние. Но, по своему обычаю, он нашел для себя новое увлечение: ставки по-крупному на спортивные события.

Стэн был одним из первых членов Компьютерной группы. Вместе со своими партнерами он делал ставки на футбольные, баскетбольные и хоккейные матчи; часто по 3-5 миллионов долларов за уикенд. Они сдвигали линии коэффициентов в одну сторону, потом в другую, иногда ставили на обе стороны и ловили среднее, получая гигантские прибыли. Из этого интервью можно будет узнать больше о работе знаменитой Компьютерной группы, однако, с другой точки зрения.

Стэн поселился в городке Монтесито, в Калифорнии, который находится примерно в двух часах езды на север от Лос-Анджелеса. Этот городок, зажатый между Тихим Океаном и горами Санта Инесс, представляет собой сплошь владения кинозвезд и директоров киностудий. Для Стэна Томчина это идеальное место для того, чтобы расслабиться, поразмышлять и поговорить о своей невероятной карьере в азартных играх.

Когда вы впервые заинтересовались азартными играми?

Я начал играть в возрасте восьми лет. Я никогда не воспринимал это как азартную игру в обычном, общепринятом понимании. Для меня это было очень кратковременным инвестированием. Я делал ставки, обладая определенным преимуществом, по крайней мере, когда я считал, что им обладаю. При этом разнообразие игр, в которых я принимал участие, было огромным. Когда мне было восемь-девять лет, я разгуливал с пятьюстами долларами в кармане. Я играл в покер в Пляжном клубе Малибу на Лонг-Айленде, где жил в детстве. Летом я играл в покер и джин. Я садился рядом с пожилыми людьми, которые играли в джин, и наблюдал за игрой. Это было просто смешно, я думал про себя, что я играю лучше. Я раздобыл экземпляр Британской Энциклопедии и начал изучать теорию вероятности и игр. Я организовал игру в покер в подвале своего дома; это продолжалось все время, пока я учился в школе. Я никогда не спрашивал разрешения у своих родителей. Благодаря игре у меня всегда было столько денег, сколько мне было нужно.

Я серьезно увлекался шахматами начиная с восьми-девяти лет. В тринадцать лет я был мастером, и перестал играть только когда поступил в Корнуэлл. Я немного играл будучи первокурсником, но в шахматы не играли на деньги, а мне хотелось заработать, поэтому я выучился игре в бридж. Это была фантастическая игра.

На бридже можно было делать деньги?

Играя в бридж профессионально, можно было зарабатывать на жизнь, в этой игре ставки были довольно высокими. Из всех игр, в которых мне приходилось принимать участие, бридж, вероятно, был самым лучшим вариантом. Я выиграл чемпионат страны по бриджу. Я представлял Соединенные Штаты на Олимпиаде. Мне приходилось играть в бридж с Элом Ротом, одним из лучших игроков современности; он был моим партнером в течение многих лет. Среда игроков в бридж была потрясающей, там можно было встретить самых разных людей, самого разного уровня дохода – и среднего, и высокого. В тех клубах игры в бридж, которые я посещал, можно было играть в двойной бридж. На крупных соревнованиях играется матч-пойнт бридж, но можно также играть в бридж и на деньги. В этом я и преуспел. Позже популярность приобрела игра в нарды.

Клуб, в котором я играл, находился в Нью-Йорке и назывался «Мэйфейр». На самом деле я дал денег Элу на открытие этого клуба. Со временем этот клуб стал очень популярным и процветающим. В колледже я только и делал, что играл в бридж и покер. Я проводил по четырнадцать-шестнадцать часов в комнате для игр. Я совсем не посещал лекции. Мне посчастливилось сдать все экзамены. Я просто приходил к своим преподавателям и упрашивал их допустить меня к экзаменам и надеялся, что я смогу их сдать. После этого, спустя три-четыре года, после прохождения военной службы, я смог посвятить все све время игре в бридж и нарды.

Стен Томчин

Первые два года в «Мэйфэйр» я играл в бридж, но я умел играть и в нарды. В этом клубе можно было встретить прекрасных игроков в нарды: Арта Дикмана, Тобиаса Стоуна. Я был их секретарем. Я наблюдал за их игрой, и это было моим учебным полигоном.

Мы учились вместе с моим другом, Полом Магриелем. (См. Примечания к интервью с Майком Свободны). Пол также играл в шахматы. Мы вместе играли в «Мэйфэйр». После того, как «Мэйфэйр» закрывался, мы шли в мою квартиру, где мы проигрывали и изучали позиции. В то время не было литературы по нардам. Никто не знал, как играть. Мы пришли к теориям, которые бы взорвали умы людей. Там были лучшие игроков в нарды в мире, и вдруг я стал лучшим из лучших. Я просто главенствовал в игре.

Теперь перед нами был целый мир, который можно было исследовать. Никто не знал того, что знали мы, завсегдатаи «Мэйфэйр». Никто не знал, что можно пойти обратно после того как твою шашку побили. Все думали, что я сошел с ума. В то время никто ничего не знал о мнжестве понятий, таких как тайминг, обратные игры. Это было очень весело. Я помогал Полу писать его книгу («Нарды», Пол Магрель).

  Лудомания и преступность

Когда я ездил по стране, я брал с собой экземпляры книги Пола. Я оставлял их в бридж клубах и разных других местах, а потом возвращался через полгода и играл в нарды на деньги с людьми, которые учились играть благодаря этой книге.

Помню, как-то Пол отправился на соревнования на Багамы и выиграл их. Когда он вернулся, то рассказал, что параллельно делались огромные ставки. Ему удалось выиграть 50 тысяч долларов. Деньги текли рекой, и никто не умел играть. На следующий год я поехал на Сен-Мартен и выиграл соревнования. Мы зарабатывали по несколько сотен в неделю, и вдруг стали получать по пять тысяч долларов в неделю; кроме того, все эти люди были рады выписать нам чек. Мы научились социальным навыкам, как правильно вести себя с людьми. На самом деле они очень хотели играть с профи, с лучшими из лучших. Если им удавалось выиграть, они не обналичивали наши чеки. Они хранили чеки, на которых стояли наши имена.

Таким образом, нарды заняли важное место в моей жизни, несмотря на то, что как игра бридж мне нравился больше. Однако нарды приносили мне доход, и я знал, что смогу заработать много денег благодаря этой игре.

Какого мнения ваши родители были обо всем этом?

До определенного времени я был изгоем в их понимании. В 70-е годы князь Оболенский издавал журнал, посвященный игре в нарды. (Князь Алексис Оболенский был большим любителем нард в конце 60-х – начале 70-х годов. Он написал книгу о нардах и издавал журнал «Уорлд бэкгэммон ньюс»). Он опубликовал статью после того, как я выиграл турнир в Сен-Мартене, в которой писал обо мне как о виртуозе бриджа, обладающим поразительным упорством, и как о, вероятно, лучшем игроке в нарды в мире. Моя мама прочла статью и повесила ее на стену. Неожиданно профессия игрока показалась ей вполне нормальной. Когда ты представляешь Соединенные Штаты на Олимпиаде по бриджу, люди начинают относиться к вам с уважением.

Как-то раз мы с Полом Магриелем отправились в Лондон имея при себе 25 тысяч долларов. Мы ехали играть с израильским гением по имени Эзра. Двадцать пять тысяч — это были большие деньги три года назад. Пол должен был играть с Эзрой а я должен был присматривать за Полом. Пол был знаменитым игроком в нарды, а я всегда держался в тени. Меня никто не знал. Мне нравилась эта ситуация, потому что я мог просто появляться ниоткуда когда мне нужно было. Они договорились играть фриз-аут на сто очков на 25 тысяч долларов. Они играли два дня, и никто не смог выиграть. Счет был ничейный. Эзра играл очень осторожно, это был совсем не похоже на наш очень рисковый стиль игры в нарды. Я предложил сыграть с ним несколько игр. Он с удивлением взглянул на меня, потому что я выглядел как спонсор.

Фриз-аут – игра, в которой игроки устанавливают определенную сумму и играют до тех пор, пока один из них не выиграет всю ставку.

Спонсор, ставящий на игрока (baсker) – Человек, который вкладывает деньги в игру. Часто игрок получает проценты в случае выигрыша, но ничего не должен в случае проигрыша.

Мы сели играть, насколько я помню, по тысяче долларов за очко. Моей задумкой было сделать игру как можно более сложной. У меня был выбор между праймом и обратной игрой. В то время, если вы сильно усложняли позицию, ваш противник просто не знал как выбраться из нее. Это как в шахматах. Некоторые мастера выбирают не лучшие ходы, а саамы сложные ходы. Я применял множество принципов, взятых из шахмат, к игре в нарды, что, я считаю, и сделало меня таким хорошим игроком.

Стен Томчин

Я никогда не выбирал вариант гонки. Допустим, вы смотрите на сложившуюся в игре ситуацию и думаете, — о, у меня на пятьдесят пять процентов преимущества в гонке, значит, буду следовать этой стратегии. Ерунда! Зачем вам пятьдесят пять процентов преимущества в гонке против «чайника»? Вы можете выиграть семьдесят процентов игр, просто бросив шашки на доску в случайном порядке. Я упорно трудился и выиграл около 15 тысяч долларов. Медленно, но верно. Эзра, встал из-за стола после того, как мы играли день-два, и сказал, что я слишком сильный игрок и больше он играть со мной не будет. Он знал, чувствовал, что это был тяжелый бой. По его мнению, он должен был выиграть эти позиции, но ему этого не удавалось.

Таким образом, я неплохо справился, выиграл кое-какие деньги. Мы были в Лондоне, в месте, которое называлось «Белый слон». Это было казино, хозяин которого, профессиональный игрок, любил играть в нарды. Мы старались вовлечь его в игру, потому что у него было полно денег. Мы были в идеальной ситуации, потому что, опять-таки, Пол выступал в роли игрока, а я – «спонсора». Если они не хотели играть с Полом, они играли с его спонсором. Пол проводил время в казино, играя в рулетку, которая в то время была его любимой игрой. Он увлекся идеей, что если он будет удваивать ставку после каждого проигрыша…

О, нет!

Поэтому мне пришлось забрать у него деньги

Расскажите о самом большом выигрыше в нарды в вашей жизни.

Как-то раз я играл с очень состоятельной пожилой женщиной, и в какой-то момент игры, мой выигрыш составлял несколько сотен тысяч. Профессиональный игрок, помимо всего прочего, должен уметь правильно оценивать своего оппонента, и определять, какую сумму тот готов ему проиграть. Не стоит выигрывать у людей больше, чем они готовы потерять. Если ваш выигрыш слишком большой, нужно проиграть какую-то сумму, чтобы довести его до размера, который вам захотят заплатить. Умение получить выигрыш – это часть игры. Я помню, что выигрывал около 30 тысяч очков. Моя девушка, которая сидела рядом со мной, просто не верила своим глазам. Она никогда не видела таких ставок.

Мы играли до ночи, и эта дама все выигрывала и выигрывала, пока мы почти не сравняли счет. Я не беспокоился, потому что знал, что она будет еще играть со мной и на следующей неделе. Мы встали из-за стола, и моя девушка сказала, — «Это все? Давай еще». Мы посмотрели друг на друга и сели обратно за стол. В конце концов, женщина выписала мне чек примерно на три-пять тысяч долларов. На самом деле не имело значения, сколько я выиграю, потому что он заплатила бы столько, сколько для нее было комфортно заплатить.

  Игра Casino War (Война казино) проще не бывает

С вами пытались мошенничать в игре?

По большому счету у меня не было проблем с мошенниками. Но конечно, в игре случается, что мошенничают.

Вы умело защищались от этого?

Мошенники не обязательно преследуют самых лучших игроков. Я думаю, это потому, что мы умеем их раскусить. Я просто играл в нарды, и больше ничего.

Как-то раз я поехал в Монте-Карло, чтобы принять участие в Чемпионате мира по нардам. В финале играла женщина, с которой я был знаком по Нью-Йорку и некий прохвост, игрок высшего класса, но совершенный мошенник. Я знал его много лет, и был с ним в хороших отношениях. Букмекер, который устанавливал коэффициенты для ставок на финальную игру, определил линию как -150 на мошенника. Я знал финалистку, мы были друзьями. Чуть раньше, во время турнира, после того как она уже выиграла четыре или пять матчей, она подошла ко мне и сказала, — «Я бы хотела заработать немного денег на соревнованиях. Не мог бы ты мне помочь?» Я предложил ей хеджировать. Она выигрывала все матчи. Мы хеджировали, и ей приходилось отдавать часть выигрыша, но зато она ограждала себя от потери денег. Её целью было вернуться домой с 10 тысячами долларов. Когда она дошла до финала, ситуация сложилась так, что вне зависимости от того, как будет дальше разворачиваться игра, её общий выигрыш составит 10-15 тысяч долларов. Она была просто в восторге.

Хеджирование – способ снижения риска. Игроки на соревнованиях часто используют хеджирование чтобы гарантировать себе минимальный выигрыш, договариваясь о разделе призовых денег, вне зависимости от результата матча.

Когда я увидел такой коэффициент для ставок на ее противника, я подумал, что это просто смешно. Это абсурдный гандикап, потому что должно было быть примерно 3-1. (Если вы хотели поставить на него, вы должны были поставить 150 долларов, чтобы выиграть 100. Стэн считал, что Мошенник был намного лучшим игроком, и по-хорошему нужно было ставить 300 долларов для выигрыша в 100). Я поставил на Мошенника 10 тысяч долларов, то же самое сделали двое моих друзей. Мы следили за матчем на экране, и после двух игр я бросил и сказал, — «Забудьте, игра подстроена». Я не знаю, как они это устроили, но игра была нечестной, договорной. (букмекеры заплатили Мошеннику, чтобы он проиграл матч – прим. автора). Мои подозрения подтвердило и то, что вместо того, чтобы хеджировать, его оппонент удвоила ставку.

Оказалось, что Мошенник был очень известен в Лондоне; у него было множество состоятельных болельщиков, которые ставили огромные суммы на него. Я знал, что меня обманули, но заплатил свой проигрыш. Я всегда стараюсь избавиться от негативных эмоций как можно быстрее, и не вступаю в конфликт. Я научился преодолевать свои отрицательные чувства по отношению к тем людям, которые наживаются на мне. А меня постоянно используют. Я самый главный «лох».

В каком смысле?

Я человек мягкий, соглашаюсь дать деньги на что-либо, помогаю людям открывать бизнес. Я много жертвую на благотворительные цели. Деньги приходят ко мне так легко. Если я могу сделать что-то хорошее при помощи своих денег, отлично. Если я могу помочь кому-то, хорошо. Если кто-то предает меня, я просто исключаю их из своей жизни. Они мне больше не нужны. Вот почему я всегда считал, что люди, которые мошенничают, не очень талантливы. Большинство тех, кто действительно обладает выдающими способностями, не опускаются до этого.

Было время, в 70-е, когда было модно употреблять кокаин. Все носили с собой ложку для кокса и маленькую бутылочку, это считалось очень стильно. Я думаю, что многие даже не знали, что это было незаконно, так это было распространено. Люди играли в нарды под кокаином. Им казалось, что они играют на порядок лучше всех остальных. Они не знали, что они играют хуже некуда. Мой хороший друг пришел как-то ко мне и сказал: «Посмотри, как я играю. Я играю так хорошо. Мне не везет, и я не выигрываю, но я отлично играю». Реальность, конечно, была полной противоположностью его восприятию. Я хочу сказать, что наркотики и азартные игры несовместимы. Алкоголь и азартные игры несовместимы. Упражнения и азартные игры – вот правильное сочетание.

Приходится находить общий язык с очень неприятными личностями, для того, чтобы играть в нарды.

Это одна из причин, которые побудили меня заняться игрой на спортивном тотализаторе.

Вы делаете ставки по телефону. Вы даже не знаете человека, с которым вы имеете дело. Вы не беспокоитесь, когда вы делаете это через букмекера. Вы предполагаете, что букмекер делает деньги благодаря другим людям. У вас нет ощущения, что вы выигрываете у кого-то деньги напрямую. Кроме того, вам не приходится иметь дело с выходками ваших оппонентов, среди которых встречаются настоящие засранцы.

Вы немного играли в рулетку. Почему вы решили заняться этим проектом?

Меня позвал парень, который позже стал моим партнером. Он любил делать ставки на меня, когда я играл в нарды и заработал неплохие деньги, путешествуя вместе со мной по разным странам. Я тогда был в Лас-Вегасе и делал ставки на спортивные события, на скачках, на блэкджек, и т.д. он пришел ко мне и сказал, — «У меня в ботинке встроенный компьютер. Я могу засекать время вращения колеса». Я сказал, — «Хорошо, давай попробуем». Мы отправились в казино и нашли соответствующие колеса, и что вы думаете? На следующий день они их поменяли или отрегулировали. Если вы много выигрываете на каком-то колесе рулетки, его меняют. Для того, чтобы выиграть деньги таким способом, нужно найти казино, которое не любит мелочиться. Возможно, в Европе, там они делают много денег на рулетке.

Так что вам не удалось заработать много денег таким способом.

Нет. Необходимо было найти кривое колесо. Но вот почему так сложно выиграть в подобных видах игр. Задача казино понять, каким методом ты пользуешься, и устранить твое преимущество. В этом смысле ставки на спорт гораздо лучше. Они универсальны и ты не обязательно причиняешь вред букмекерам, если выигрываешь. Если ты хорошо разбираешься в своем деле, ты можешь не только выиграть деньги, но и помочь букмекерам получить более высокие прибыли от клиентов. В общем и целом, вашими оппонентами оказываются клиенты букмекера. Если вы ставите семь, умный букмекер сдвинет линию на восемь с половиной. Сообразительный букмекер умеет использовать в своих интересах сметливого игрока. Букмекер должен быть идиотом, чтобы отказываться иметь дело с оборотливым и умным игроком.

  Первопроходцы в мире азартных игр

Но похоже на то, что сегодня все букмекеры так поступают.

Как можно отказываться от информации? Но вы правы – некоторые из них настолько глупы.

Я постепенно сместил сферу свих интересов с игры в нарды на ставки на спорт. Один из моих партнеров по бриджу был игроком на спортивном тотализаторе в те времена, когда считалось, что на спортивных ставках нельзя выиграть. Все букмекеры смеялись над ним, но он знал, что он делает. Он делал ставки в субботу, на двадцать-тридцать игр. Он делал ставки на пару игр для меня, и я заинтересовался ставками на спортивные события. Постепенно они затмили для меня нарды. Мне нравилось играть в нарды и выигрывать, но спортивный тотализатор дает неограниченные возможности: здесь нет соперничества.

Тогда все происходило следующим образом. Букмекеры перенимали коэффициенты для ставок от других букмекеров. В разных частях страны линии отличались друг от друга. Никто не знал, каким должен быть гандикап. Никто особо не исследовал этот вопрос. Большинство людей проигрывало на спортивных ставках.

У меня в рукаве была маленькая соломинка, через которую я мог выливать свой напиток в мешочек. Я мог сидеть за столом и делать вид, что я пью неразбавленный алкоголь, но на самом деле сливать его. Я все время заказывал новые напитки. Казино сложно выгнать вас если вы пьете как сапожник. Мы никогда не играли дольше получаса в одном казино. В результате тебя выдает только выигрыш. (Вне зависимости от того, как удачно ты маскируешься, если ты систематически выигрываешь, казино запретит тебе играть).

Я часто делал ставки в заведении «Черчилль Даунс», которым владел букмекер старой формации. Мы выиграли там много денег, и он никак не мог в это поверить. Мы не могли повлиять на результаты гонок, потому что ставили на тридцать лошадей в день, на всех ипподромах на Восточном побережье. Для того времени у нас был очень сложный метод определения гандикапа. Все это продолжалось три-четыре месяца, после чего мы перестали делать ставки.

Было действительно очень интересно и весело быть профессиональным игроком до того, как появились компьютеры, когда нужно было полагаться на свои мозги. Сегодня все изменилось. Сегодня все просчитали на компьютерах, которые могут справляться с самыми громоздкими числовыми задачами, и уже нет того преимущества, которое мы должны были сами найти и просчитать.

Компьютеры произвели революционные изменения и в игре в нарды.

У меня ушло два года на то, чтобы достичь того уровня, до которого сегодня молодые игроки доходят за месяц. Любой сообразительный мальчик с компьютером при помощи обмена информацией и данными может стать умелым игроком в нарды за три-шесть месяцев.

Расскажите о том, как появилась Компьютерная группа.

Я познакомился с Иваном Миндлиным через других знакомых. Я тогда делал ставки на скачки и спортивные события в Лас-Вегасе. У него была компьютерная программа для анализа бейсбольных матчей и база данных. Он был хирургом и слегка страдал игроманией, поэтому несколько проигрался. Я играл на скачках, а он ходил за мной по пятам, был моим водителем и все такое. Это при том, что по профессии он был хирургом.

Я делал ставки, а он повторял мою ставку по пятьдесят-сто долларов. Выигрыши у нас были самые разные. Он мог поставить сто долларов и выиграть тысячу триста. Это было очень впечатляюще. Мы не ставили на фаворитов. Мы старались найти такую ставку, где гандикап составлял 50-1, в то время как должен был быть 5-1. Иван относился ко мне с уважением, потому что я выигрывал

Для игроков на спортивном тотализаторе сегодня многое изменилось. Те методы, что работали раньше, уже не действуют. Возможно повлияли и другие причины, но сегодня преимущество игроков становится все меньше и меньше; появилось слишком много продвинутых профессионалов. В спорте все еще можно получить пять-десять процентов на оборачиваемости, но это может привести к множеству проблем. Становится проблематично получить выигрыш. Сегодня в Неваде ставки через посредников являются незаконными.

Это означает, что если я нахожусь в Неваде и посылаю кого-то сделать ставку для меня в казино, это противозаконно?

Да. Это называется ставка через посредника. Когда я делал ставки на спорт, у нас были группы игроков с переговорными устройствами. Все делали ставки одновременно. В одном казино ставки составляла пять тысяч долларов, в другом – десять тысяч, в третьем – двадцать тысяч. Это ставки через посредников. Не так давно казино добились того, чтобы в штате Невада был принят закон о запрещении такой практики. Таким образом казино просто пытались помешать крупным игрокам, обладавшим преимуществом, выигрывать.

Это противоречит тому, что вы говорили раньше о том, что букмекерам нужна информация от игроков.

В старые добрые времена, был такой букмекер, определявший гандикап, Боб Мартин. Это был очень умный человек. Когда он определял линию, первым делом он звонил своим самым хитрым клиентам – игрокам и предлагал им делать ставки по своим коэффициентам. Когда я жил в Нью-Йорке, он звонил мне через своих посредников и предлагал свой гандикап на футбольный матч в субботу вечером. Предположим, он предлагал -1 на «Рамз» и я делал ставку на эту команду. Из этого он делал вывод, что ему нужно изменить линию против того, на что ставил я. В понедельник утром когда линия становилась известна всей стране, она уже составляла -8,5 на «Рамз». Он согласен был принять большую ставку от профессионального игрока, в 10 или 20 тысяч долларов, только для того, чтобы получить информацию.

Если ваше преимущество составляет десять процентов, то он отдает всего 1-2 тысячи долларов ожидания за эту информацию. Это очень выгодная сделка для него.

На самом деле ставки через посредника не должны беспокоить казино, но они слишком жадные.

По вашему мнению, казино полагают, что все, что хорошо для игрока, для них – плохо?

Именно. Они не понимают, что здесь может быть взаимовыгодная ситуация, выигрышная для обеих сторон.